March 19th, 2014

Виля

(no subject)

АЛТАЙСКИЙ КРАЙ: БАНКРОТСТВА НЕ БУДЕТ.

Как прогнозируют авторитетные эксперты, события на Украине и связанные с ними финансово-экономические последствия могут существенно ускорить процесс банкротства некоторых регионов, значительно увеличивших объем своих заимствований и существенно нарастивших размер госдолга в последние годы.

КРЕМЛЬ ОБЕСПОКОЕН.

Прогнозу развития тревожной ситуации посвящена была наделавшая много шума статья в весьма информированной федеральной газете «Новые известия». Многие высокопоставленные чиновники в регионах небезосновательно предположили, что эта публикация – некий сигнал, чуть ли не «черная метка» федерального центра. Мол, хватит регионам жить взаймы и бесконечно копить долги, рассчитывая на покровительство «большого брата» в Москве…

А как в действительности выглядит ситуация на местах, в регионах? Не преувеличивают ли по своей алармистской привычке региональные сложности московские журналисты?

Между тем положение дел и вправду крайне сложное. Тревожная ситуация сложилась в финансовой сфере Республики Карелии, Омской, Брянской, Нижегородской и Мурманской областей. Госдолг Астраханской области достиг в конце минувшего года почти критической отметки – 16 млрд. рублей (67% от объема собственных доходов). Это на три миллиарда больше, чем годом ранее. Сложная ситуация и на Брянщине – здесь долг вырос на 2 млрд. и составил 8 млрд. рублей.

«Если финансово-экономическая ситуация в стране не улучшится, то в начале будущего года более десятка российских регионов могут превратиться в банкротов, – считает доктор экономических наук, член комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Александр Четвериков. – Основная причина происходящего – неумелое управление регионами, желание их лидеров привлечь неограниченное количество средств. Темпы снижения экономической активности демонстрируют даже успешные субъекты».

А в сентябре прошедшего года глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, выступая на «правительственном часе» в Госдуме, признал: «Ситуация в российской экономике на сегодняшний день напоминает времена мирового кризиса 2008 года. Мне кажется, такой неблагоприятной обстановки не было у нас последние пять лет с момента кризиса».

Замминистра финансов Леонид Горнин хоть и «успокоил», что, мол, госдолг регионов находится в управляемом положении, но заявил, что «у десяти субъектов госдолг находится на уровне, близком к ста процентам собственных доходов, например, в группу риска входят Мордовия и Вологодская область».

С мест в Москву идут тревожные сигналы. Так, губернатор Смоленской области Алексей Островский в конце прошлого года сообщил, что регион на грани банкротства: «Больше нельзя продолжать политику кредитования и наращивания госдолга области. Либо доходная часть бюджета вырастет за счет налоговых поступлений, либо, если не получится, будем обращаться к федеральному центру, в том числе к руководству «Единой России».

Дошло до того, что обеспокоенный Минфин России еще в прошлом году приступил к подготовке поправок в законодательство, усиливающих персональную ответственность глав регионов за проводимую ими долговую политику. Если они будут приняты, то губернаторов и глав муниципальных образований, которые довели вверенные им регионы и города до долговой ямы, президент сможет отправлять в отставку в связи с утратой доверия, пишут «Известия».

СИБИРСКИЙ АСПЕКТ.

До недавнего времени некоторые наблюдатели в Алтайском крае полагали, что существование большого долга у многих сибирских регионов не является ощутимым обременением для бюджета, а позволяет им развиваться, осуществляя разные проекты. Более того, они критиковали алтайские власти и губернатора края Александра Карлина за необоснованную, с их точки зрения, осторожность и излишнюю, по их мнению, осмотрительность при привлечении заемных средств. Однако в регионах, где госдолг растет как на дрожжах, как выясняется, с такими утверждениями категорически не согласны тамошние эксперты, руководители, политики.

Возьмем, к примеру, Омскую область. Она как-никак входит в состав Сибирского федерального округа. Да и бюджетные параметры области в 2013 году вполне сопоставимы с Алтайским краем.

Так, к апрелю прошлого года за пять предыдущих лет  Омская область оформила кредитов более чем на 15 млрд. руб., нарастив свою задолженность перед различными банками до 17 млрд. рублей. По данным Минфина РФ, госдолг региона составил к началу апреля 2012 года 17,4 миллиарда рублей, обгоняя по этому показателю все остальные субъекты СФО. А к концу I квартала 2013 года по размеру госдолга Омская область занимала третье место в Сибири.

Министр финансов Омской области Рита Фомина заявила на заседании правительства региона, что госдолг области в 2013 году продолжит расти,  увеличится еще на 4,5 млрд. и достигнет размера в 22 млрд. рублей. По ее словам (2013), доходы бюджета в 2013 году составят 57 млрд. рублей, 60 млрд. – расходы. При этом госдолг вырастет до 22 млрд., что составляет почти треть годовых доходов.

«Бюджет трудный, бюджет тяжелый. У нас есть два варианта – всю затратную часть бросить на гашение госдолга и остановиться в развитии. Либо все же развивать социальную отрасль, а все дополнительные доходы направлять на гашение долга…», – горько сетовал на заседании областного правительства губернатор региона Виктор Назаров.

Как свидетельствуют данные за 2013 год, госдолг Омской области продолжает расти и превзошел таки даже прогнозировавшуюся планку в 22 млрд. рублей. Чем это грозит области, читай выше оценки губернатора Назарова.

А вот как обстоят дела в финансовой сфере Забайкальского края, тоже накопившего изрядные долги.

Председатель Контрольно-счетной палаты Забайкальского края Светлана Доробалюк во время обсуждения регионального бюджета на 2014 год сообщила: «Наш госдолг может превысить уровень наших доходов. Если не примем меры по снижению долга, то это – банкротство». Депутат Госдумы от Забайкальского края Василина Кулиева так прокомментировала это высказывание: «Мы уже привыкли к нищете в богатейшем регионе. И привыкли к тому, что большая часть наших земляков живет за порогом бедности. На вопрос, почему так происходит, мне приходилось слышать разные ответы. От классических «воруют» и «не умеют работать» до бюрократических – «на территории края отсутствуют крупные предприятия», «нет инвесторов»».

На этом фоне ситуация в Алтайском крае выглядит вполне комфортной и каких-либо опасений не вызывает.
Причем считают так не только краевые власти (что было бы вполне предсказуемо), но и в весьма консервативном и не склонном к раздаче комплиментов Минфине РФ.

По мнению финансистов, по сравнению с другими регионами долговая нагрузка Алтайского края является минимальной. Это наименьший показатель в Сибирском федеральном округе и третий         по Российской Федерации.

За последние 9 лет регион существенно улучшил свои позиции по показателям долговой нагрузки. Государственный внутренний долг Алтайского края сократился в 2,3 раза, составив 4 % по отношению к собственным доходам или 1 454 млн. рублей (на 01.01.2005 он составлял
57 % к собственным доходам, или 3 371 млн. рублей).

По официальным данным Комитета по финансам, налоговой и кредитной политике Алтайского края (аналог регионального минфина) структуру государственного долга Алтайского края составляют бюджетные кредиты, привлеченные в бюджет Алтайского края из других бюджетов – 1 445 млн. рублей и государственные гарантии Алтайского края – 8,7 млн. рублей. Заемные средства кредитных организаций, эмиссия государственных ценных бумаг для финансирования дефицита краевого бюджета не привлекались. По мнению алтайских финансистов, структура государственного долга Алтайского края позволяет обеспечить минимальную нагрузку на краевой бюджет по обслуживанию долговых обязательств.

ДОЛЖНИКИ МОГУТ СТАТЬ БАНКРОТАМИ.

«При нашем небольшом бюджете мы не можем себе позволить брать деньги в долг», - заявил недавно Алтайского края Александр Карлин. Он, к слову, всегда избегал серьезных заимствований, тем более, в частных банках, считая единственно возможными для региона бюджетные кредиты. Алтайский край, как известно, не обладает значимыми сырьевыми ресурсами, существенно расширяющими возможности бюджетного маневра и нередко при благоприятной конъюнктуре создающими иллюзию чуть ли не безграничных финансовых возможностей. Как показывает нынешняя ситуация в Кузбассе, где еще недавно проблем в бюджетно-финансовой сфере вроде бы не существовало, а потому можно было безбоязненно накапливать долги, конъюнктура рынка может измениться в одночасье. В результате добыча угля падает, металлургическое производство снижается…

Кстати, в менее успешных с точки зрения наличия «стратегических ресурсов» субъектах РФ (Белгородская, Воронежская, Липецкая области, Алтайский край) долговая ситуация неплохая, хотя в них нет ни нефти, ни газа. Почему так происходит?

«Потому, что в них, очевидно, более ответственные руководители, умеющие выстраивать экономическую политику, не набирая кучи кредитов», - считает Александр Четвериков.

Доктор экономических наук, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг подтверждает возможность банкротства ряда регионов страны.

- Согласен, одна из первопричин складывающейся критической ситуации – в непрофессионализме некоторых региональных лидеров. А также в нецелевом использовании средств, – сказал «новым известиям» ученый. – Еще одна незадача в том, что большую часть собранных на местах налогов забирает федеральный центр. Регионам остается не более 30 процентов сборов, которыми нужно покрыть расходы на различные ремонтные работы, на зарплаты бюджетникам. Считаю, денег субъектам следует оставлять больше, чтобы меньше брали кредитов и не влезали в долговую яму. А то выходит, что даже у наполненных природными ресурсами территорий не хватает средств. Вот и обращаются власти в банки.

Экспертное сообщество уверено, что основной причиной такого поведения некоторых регионов является привычка надеяться, что, в критической ситуации центр придет на помощь. Вторая причина – регионы увеличивают заимствования для того, чтобы выполнить весь возросший объем обязательств, ставших тяжким бременем для региональных бюджетов.

Ученый не сомневается, что в случае банкротства федеральная власть поспешит на помощь регионам с беспроцентными ссудами, но замечает: украинские события, вполне возможно, усугубят ситуацию, и процесс оказания поддержки существенно усложнится. «Это произойдет, если в Украине находятся предприятия-партнеры либо если Запад и США введут против нас серьезные санкции. Но определенные прогнозы давать рано», - подытожил Гринберг.