April 18th, 2014

Виля

ПЕРЕД ВЫБОРОМ-18. СКОЛЬКО СТОИТ РОДИНА?

О попытках Сибирской генерирующей компании (СГК) повысить энерготарифы в Алтайском крае и политической подоплеке этого демарша.

Ну вот все и встало на свои места. По всей вероятности, сбываются мои прогнозы насчет формирования «армии вторжения» и ее «пятой колонны» внутри края для участия в кампании по выборам губернатора, которые состоятся в Алтайском крае в сентябре этого года. Писал об этом почти полгода назад в своем третьем очерке из серии «ПЕРЕД ВЫБОРОМ» под названием «Останови вторжение! Десять лет спустя», И вот самые худшие предположения, похоже, сбываются , а лозунг давней кампании вновь обретает актуальность.

По существу. Накануне старта избирательной кампании, в которой явным фаворитом выступает нынешний губернатор края Александр Карлин, СГК, собственником которой является одна из крупнейших угледобывающих компаний России – СУЭК, потребовала в суде существенно повысить тарифы на тепло в Алтайском крае и некоторых других регионах Сибири. Якобы нынешние не покрывают издержки и затраты энергетиков на ремонт тепловых сетей в Барнауле, а в последние годы СГК все труднее изыскивать средства для теплоснабжения горожан. Причем виноваты в проблемах компании, принадлежащей олигарху Мельниченко, оказываются, по мнению энергомонополистов, краевые власти и жители края, на которых и ляжет основное бремя очередного повышения стоимости коммунальных услуг.

Впрочем, иной стратегии бизнеса от инорегиональных монополистов ожидать и не приходится. Обычное дело: перекладывать свои проблемы и издержки на потребителей и бюджеты. У наших капиталистов извлечение прибыли любой ценой – главная и основная задача. Разумеется, краевая власть энергично возражает против резкого повышения тарифов, которое больно ударит не только по барнаульцам, но и аукнется для всего ЖКХ региона. Оно и понятно: за социально-политическую стабильность, экономическую безопасность Алтайского края именно краевая власть и отвечает. В первую очередь, перед жителями края.

Но вот реакция и поведение некоторых алтайских политиков, фактически вставших на сторону московского олигарха в этом конфликте, попросту поражает. Сразу оговорюсь, далеко не все алтайские политики готовы предать интересы края и вполне обоснованно выражают опасения по поводу экспансии кузбасского ТЭК не только в экономическую, но и в социально-политическую сферу жизни Алтайского края. Несмотря на оппозиционность нынешнему далеко не идеальному режиму региональной власти, большинство его вменяемых оппонентов нашли в себе силы подняться над политическими амбициями, ответственно и принципиально защитить главное – интересы региона и его жителей. Лидер одной из оппозиционных партий заявил мне, что готов вывести партийцев и сторонников на акции протеста против произвола монополистов, выставить пикеты перед барнаульским офисом СГК и даже организовать акции протеста перед зданиями головных контор компании, где бы они не находились.

Но вот есть и другая позиция. На сторону СГК в этом конфликте встала команда москвича Алексея Сарычева, не скрывающего своих амбиций поучаствовать в грядущих губернаторских выборах. Очевидно, что фактически сегодня Сарычев и компания выступили своеобразными «агентами влияния» крупного московского капитала и энергично защищают его интересы в Алтайском крае. Закоперщиком и идеологом этих выступлений стал ближайший соратник и политический наставник Сарычева местный «общественник» Константин Емешин, активно занимающийся политтехнологическим продвижением своего невразумительного во всех отношениях подопечного.

Причем аргументы Емешина сколь агрессивны, столь и малоубедительны. Если коротко, то сводятся они к тому, что всему виной «коррупционные предвыборные интересы губернаторской команды», а вовсе не возросшие аппетиты стоящей за всей этой коллизией компании-монстра СУЭК. Что, мол, выступающая против повышения тарифов для населения власть таким образом «пытается не столько защитить жителей, сколько увеличить свою долю в финансовых потоках, текущих в СГК» (цитата). Вы что-нибудь поняли, уважаемые читатели? Я - нет, поскольку никакой логики в таком парадоксальном предположении, хоть убей, не вижу.

Еще один довод «общественника» Емешина заключается в том, что непомерно высока стоимость перевозки угля, добываемого СУЭК, к тепловым станциям в Барнауле, принадлежащим СУЭК. Доставкой его занимается компания ОАО "Сибпромжелдортранс» (СПЖТ), якобы контролируемая некими высокопоставленными алтайскими чиновниками, которые и получают «коррупционную» маржу. Страдают же, по мнению Сарычева и Емешина, угольщики и энергетики, а денежки транспортников, по их утверждению, имеют коррупционную природу.

Ну а при чем здесь, спрашивается, тарифы для населения? Пусть СГК и СПЖТ, как две частные компании, и выясняют отношения в суде, оспаривают действующие транспортные тарифы, не устраивающие энергетиков. Или пускай СГК ищет, на худой конец, другого перевозчика, если она недовольна условиями СПЖТ. А коррупционное происхождение прибылей СПЖТ, если таковые имеют место, пусть изучают компетентные органы. Какое нам, жителям края, дело до разборок внутри бизнеса или выяснения взаимоотношений бизнеса с государством? В таком случае, думаю, никакого общественного резонанса такие корпоративные разборки не получили бы, с кем бы кто не был аффилирован.

Между тем СГК одновременно требует и повышения тарифов в Алтайском крае, и снижения стоимости перевозок угля. Как в народе говорят, «и рыбку съесть, и [в кресло] сесть».

Любопытно, что некая фактическая аргументация, озвучиваемая командой Сарычева, почти дословно совпадает с официальными доводами СГК, распространяемые в корпоративных пресс-релизах. Впрочем, и сами «защитники» олигархов не скрывают, что получают некую эксклюзивную информацию и вводные из источников в штабах СГК. Как эти намеки понимать, если не в качестве подтверждения того, что оппоненты краевой власти работают, причем явно не бескорыстно, на интересы монополистов, выполняя их поручения? Поразительное совпадение интересов внесистемной алтайской оппозиции и инорегионального олигархического бизнеса: и те, и другие хотят нагнуть край, поставить его на колени.

В этой связи становятся понятны драйверы политической активности команды Сарычева, ее избирательная стратегия. А она, как мне кажется, проста и незамысловата. Пропиарить в публичном пространстве амбиции некоего маловменяемого, но управляемого и согласного на все кандидата, а под него привлечь средства любых визави нынешней краевой власти. Все по законам рынка: предпродажная подготовка, рекламная кампания и, наконец, продажа залежалого товара в лице Алексея Сарычева.

А при чем здесь, спросите вы, интересы края, его жителей, когда цель одна - освоить привлеченные средства и заработать на избирательной кампании? Вот и я задаюсь тем же вопросом. К слову, вся навязчивая риторика сарычевской команды вокруг «народного губернатора» Евдокимова как раз наводит на воспоминания об обстоятельствах его прихода к власти в Алтайском крае. А въехал Евдокимов в администрацию края как раз на плечах инорегиональных толстосумов из ТЭК, профинансировавших его избирательную кампанию. О том, чем завершился этот «триумф», сказано уже достаточно, да и не об этом сейчас речь.

Между тем, на этом всякие исторические параллели и заканчиваются. Потому как никакой харизмой "народного героя" г-н Сарычев не обладает и на какой-то положительный результат может рассчитывать, только если окончательно потерял чувство реальности.

Тем более, как он будет теперь общаться с избирателями, жителями края, против интересов которых фактически выступают его соратники-кукловоды? О каком развитии края и своей искренней заинтересованности в нем Сарычев может вещать, если фактически выступает за уничтожение региональной экономики и социальной сферы, против экономической независимости края и перспектив его развития? Как он будет теперь обращаться к жителям края, которые знают, что Сарычев на стороне тех, кто стремится ухудшить их положение, залезть к ним в карман, обобрать и обмануть в очередной раз? Политика политикой, выборы выборами, но зачем же свои политические амбиции удовлетворять за счет жителей края. Как-то непатриотично это…

Как непатриотично брать деньги от тех, кто фактически проводит линию, ущемляющую интересы края. В этом смысле эти деньги пахнут. И пахнут очень нехорошо. А с таким запахом выходить к народу как-то неприлично. Сильно уж бьет по обонянию. Жители края, конечно, могут какие-то смыслы и их оттенки не улавливать, но уж в запахах разбираются мама не горюй!..