September 17th, 2014

Виля

ПОСЛЕ ВЫБОРОВ. ПОЧЕМУ ВЫИГРАЛ КАРЛИН И ПРОИГРАЛИ ЕГО ОППОНЕНТЫ?

Победа Александра Карлина на губернаторских выборах в Алтайском крае была вполне предсказуемой и ожидаемой. Но результаты голосования для многих были довольно неожиданны.

Достаточно сказать, что ФСО в своем рейтинге, опубликованном этим летом и основывающемся на результатах опросов в течение трех последних лет, отводила Карлину место в 20-ке губернаторов, пользующихся наибольшим доверием населения, а из 30 регионов, где 14 сентября должны были пройти губернаторские выборы, он оказался на 8 месте.

Насколько я знаю, в начале выборной кампании шансы Карлина оценивались в 60-62 процента. Избирательным штабом ставилась задача преодолеть планку в 64-66 процентов с учетом всех раскладов. Т.е. надо было добрать в кампании 4-6 процентов. Это был бы оптимальный сценарий.

Однако результаты голосования при вполне приличной по нынешним временам явке почти в 34,5 процентов избирателей превзошли ожидания команды инкумбента. За действующего главу региона, выдвинутого «Единой Россией», проголосовало 72,97 % избирателей. В то время как за Сергея Юрченко (КПРФ) отдали голоса 11,22 %, за Олега Боронина («Справедливая Россия») - 7,54 %, за Андрея Щукина (ЛДПР) — 5,16 % и за Владимира Кириллова (партия «Зеленые») - 1,62 %.

Таким образом, «план» был перевыполнен. Очевидно, что этот для многих неожиданно полученный бонус - как заслуга самого Карлина, объехавшего за полгода все 70 (!) муниципальных образований края, так и несомненная неудача, провал претендентов. Причем понесли они очень существенные потери. Все оппозиционные партии, выдвинувшие своих кандидатов, получили поддержку ниже своих реальных электоральных возможностей. Иными словами, на этих важнейших выборах конкуренты Карлина не консолидировали, не мобилизовали свой потенциал, а его растранжирили, потеряв избирателей, которые пожертвовали своими идеологическими и политическими пристрастиями в пользу реального кандидата. Причем если оглушительная победа - Карлина вовсе не свидетельство доверия к "ЕР", а скорее - свидетельство его личного авторитета и популярности, то результаты других соискателей губернаторского мандата показывают истинное отношение избирателей к политическим силам, за ними стоявших.

Результатом очевидного провала оппозиционных кандидатов стали отсутствие достойных инкумбенту и сопоставимых с ним по харизме оппонентов, внятной и систематической работы в территориях, с масс-медиа, содержательных программ, реальной и дееспособной политической инфраструктуры, бездарная тактика избирательной кампании и неумение эффективно использовать имеющийся партийно-политический ресурс. Достаточно сказать, что ни один из федеральных лидеров партий, выдвинувших своих кандидатов, никак не артикулировал свою партийную поддержку, а помощь ограничилась выделением весьма ограниченных средств из партийной казны.

На этом фоне Карлин и его команда собственными силами (без традиционного привлечения из-за пределов края команды политтехнологов) и с минимальными финансовыми затратами провели грамотную, хотя и не без недочетов (все-таки первые для самого инкумбента и Алтайского края за 10 последних лет выборы!) избирательную кампанию. Эффективно был использован административный ресурс, задействованы все имеющиеся медийные возможности как в Алтайском крае, так и за его пределами, на федеральном уровне.

При этом хотелось бы отметить одно важное обстоятельство. Отныне новый глава края будет обладать принципиально иным статусом - всенародно избранного, а не назначенного сверху. А эта позиция характеризуется совсем другим уровнем легитимности, принципиально иными моральными и юридическими основаниями для выстраивания отношений с депутатами, политической и деловой элитой региона. Да даже с московскими чиновниками, наконец.

На мой взгляд, главным приоритетом и самой актуальной задачей, стоящей перед избранным губернатором Алтайского края, станет создание новой модели краевой власти и выстраивание новых, более эффективных взаимоотношений с муниципалитетами в городах и районах края. В самой ближайшей перспективе – реформирование структуры краевой власти, ротация руководящих кадров, включая высший эшелон краевой власти, и создание регионального правительства. Говорят, уже есть план модернизации власти, готовятся конкретные кадровые решения. Очевидно, что без реформирования системы региональной власти развиваться краю дальше будет сложно. Теперь у вновь избранного главы региона куда более широкий, нежели прежде, мандат, выданный алтайскими избирателями. А значит, и возможностей маневра у нового губернатора больше. И задачи, которые он может ставить перед собой, выглядят теперь масштабнее и значительнее.