June 14th, 2016

Виля

АЛТАЮ НУЖНА «ПАРТИЯ ДЕЛА»!

Появится ли в краевом парламенте будущего созыва новое депутатское объединение?</b>

Практически все парламентские партии, представленные в Алтайском краевом Законодательном собрании (АКЗС), на старте нынешней предвыборной кампании заявили о планах существенного обновления своих фракций, появлении «новых лиц» и «свежей крови». С этой целью «партия власти» («Единая Россия») даже пошла на рискованный эксперимент в формате предварительного голосования (праймериз), попытавшись мобилизовать под свой флаг активных кандидатов с самыми разными политическими взглядами. Праймериз, как выяснилось, инструмент полезный, вполне демократический. И он вполне удался, что бы ни говорили злопыхатели. С этим не спорят даже давние и непримиримые оппоненты «единороссов». Но процедура предварительного отбора показала и другое.

С одной стороны, нередко им пользовались люди случайные, безответственные, популисты и демагоги. С другой, на этой площадке так и не появились серьезные и обладающие значительным потенциалом, бэкграундом и влиянием фигуры, видимо, не пожелав размениваться по пустякам и тренироваться в словопрениях. Что ж, наверное, площадка праймериз сегодня как предвыборный инструмент – больше перспектива, вектор развития избирательной системы, нежели реальная возможность и эффективный механизм отбора статусных кандидатов в депутаты на площадке «Единой России».

Что же касается других парламентских партий, то никакого радикального обновления их фракций в АКЗС ожидать не приходится. Более того, в них с большой долей вероятности еще более укрепятся позиции партийной бюрократии и партноменклатуры, т.е. профессиональных политиков, давным-давно ничего, кроме ручки, в руках не державших и никакими серьезными ресурсами (в т.ч. влиянием и поддержкой) не обладающих. А потому и не несущих никакой особой ответственности ни перед избирателями, ни перед регионом в целом.

А вместе с тем авторитет политических партий продолжает снижаться. Репутация краевого парламента и степень доверия к нему со стороны жителей края, как показывают социологические опросы, если и не падает, то застыла на весьма невысоком уровне. Причем как раз по причине избыточной политизированности Заксобрания, зацикленности депутатов на межфракционной борьбе, популизма и демагогии.

Между тем положение дел в стране и крае, масштабность и сложность стоящих перед регионом задач и проблем, на мой взгляд, требуют не только появления во власти новых персонажей, но и изменения самой конфигурации власти. Исполнительная власть переформатируется уже с начала будущего года. По всей видимости, стоит ожидать «перезагрузки» и краевого парламента (законодательной власти региона). В этом сходятся и эксперты, и политики, и сами депутаты.

Причем, помимо всего прочего, касающегося в известном смысле внутренней организации работы краевого парламента и мало интересного избирателям, речь идет о появлении нового депутатского объединения. Во всяком случае, разговоры идут в политических кругах, ходят слухи и поговаривают даже о неких якобы достигнутых договоренностях. Имеют ли они под собой основания, а идея - перспективы?

Пока структура АКЗС исчерпывается четырьмя фракциями - «Единой России», КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР. В этой конфигурации АКЗС работает последние лет десять. Хотя раньше непартийные депутатские объединения в краевом парламенте существовали. То есть опыт был у нас, есть он и в других регионах. Да и краевое законодательство вполне допускает организацию таких объединений, обладающих равными с партийными фракциями правами и статусом. Между прочим, в АКЗС этого созыва была неудачная, но весьма показательная попытка создать непартийное объединение – т.н. «фракцию ОНФ».

Сегодня политики и эксперты не исключают появление в политической структуре АКЗС новой фракции, которая бы консолидировала часть депутатов-одномандатников (а их в составе краевого парламента ни много ни мало – половина, 34 из 68). С учетом малочисленности оппозиционных фракций (даже в совокупности они не обладают в АКЗС значительным весом) появление даже относительно небольшой, но деятельной депутатской фракции может значительно изменить политическую конфигурацию краевого парламента.

Причем предполагается, что если такое непартийное объединение действительно появится, то ее основой могут стать предприниматели, промышленники, агробизнесмены, представляющие реальный сектор региональной экономики, десятки тысяч стоящих за ними работников предприятий и членов их семей по всему краю. Именно они, «капитаны регионального бизнеса», вносят существенный вклад в формирование краевого бюджета, а потому не могут быть довольны тем, что бюджетным дирижированием занимаются в краевом парламенте зачастую политики, руководствуясь при этом зачастую исключительно своими партийными интересами. Иными словами, зарабатывают одни, а распределяют другие. Причем распределяют далеко не всегда обоснованно ни с экономической, ни с социальной точек зрения, порой опираясь на «указивки» и директивы из своих партийных штабов в Москве, слабо представляющих, что на самом деле происходит на местах, в регионах.

К слову, у людей дела на Алтае есть вся инфраструктура общественных объединений: у промышленников – Союз промышленников, у предпринимателей – Союз предпринимателей, «Деловая Россия» и «Опора России», у аграриев – Агропромсоюз, Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств. Существуют и отраслевые объединения бизнеса. Однако в политике голоса их практически не слышно, а лоббирование базовых интересов промышленности, бизнеса и АПК на законодательном уровне осуществляется спорадически, неорганизованно и малоэффективно.

Мне кажется, что такое парламентское внепартийное объединение в АКЗС может иметь самые серьезные перспективы.

Во-первых, оно может быть обеспечено серьезными ресурсами, дефицит которых испытывают на Алтае практически все без исключения политические партии.

Во-вторых, «партия дела» в краевом парламенте может получить существенную социальную поддержку, опираясь, как минимум, на свои трудовые коллективы. А с учетом снижения доверия избирателей к действующим политическим партиям и законодательным институтам, где эти партии и доминируют, можно рассчитывать на более широкую социальную поддержку населения, разочарованного в нынешней политической системе.

В-третьих, в появление новой непартийной силы объективно должны быть заинтересованы краевые власти, сегодня активно выдавливаемые из политической жизни региона и крайне этой тенденцией обеспокоенные. Ведь в конце концов именно губернатор и администрация региона отвечает за все, что в Алтайском крае происходит. А между тем каких-то внятных рычагов влияния на политические процессы в регионе чиновники сегодня лишены. Доходит до абсурда, когда публично и вполне резонно озвучиваемые губернатором региона политические предпочтения тут же квалифицируются как применение пресловутого «административного ресурса» и попытки давления на избирателей. (К примеру, в США в разгар кампании по выборам президента нынешний глава государства ясно и недвусмысленно обозначает свои пристрастия, и никому в голову не приходит обвинять его в использовании «адмресурса»).

В-четвертых, в некой консолидации заинтересовано само бизнес-сообщество края, наконец-то, пусть и в условиях кризиса, осознавшее необходимость защиты своих интересов как в регионе, так и за его пределами.

В общем, если резюмировать, очевидно, что назрело появление в Алтайском крае «третьей силы», автономной как от «партии власти», так и от оппозиции, дистанцирующейся от существующих ныне партий с их партбюрократией и ориентированной на эффективное, профессиональное, ответственное, проактивное и неполитизированное решение острых проблем региона, развитие реального сектора экономики. А субъективный фактор (к примеру, обсуждение этой идеи в политическом и около пространстве) является следствием объективной необходимости и целесообразности.

Будет ли эта объективная предпосылка реализована – большой вопрос. Однако очевидно, что нынче особую актуальность приобретает известное выражение де Голля: «Политика – слишком серьезное дело, чтобы доверять его политикам».