napilnik22 (napilnik22) wrote,
napilnik22
napilnik22

ПЕРЕД ВЫБОРОМ-3.

ОСТАНОВИ ВТОРЖЕНИЕ! ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ. Очерк третий.

Не плыви по течению, не плыви против течения, плыви, куда тебе нужно.

Житейская мудрость.

В комментариях на "Банкфаксе" к моему первому тексту ув. Фома написал, что нынешняя ситуация в крае накануне губернаторских выборов 2014 года вызвала у него некое дежа-вю и воспоминания о 2004 годе, времени кампании Суриков vs Евдокимов. Вот что тут скажешь? Как всегда проницательный Фома зрит, что называется, в корень. И вправду - некоторые детали и обстоятельства не могут не порождать каких-то смутных аналогий и ассоциаций. Ну, например. Тогда медийной компонентой неожиданно проигранных губернатором Суриковым выборов, помнится, руководил в его штабе Андрей Ляпунов, ныне вновь мобилизованный в краевую власть руководить, как и при Сурикове, медийной политикой главы Алтайского края. Впрочем, как говорят, "труба позвала" его как раз для проведения избирательной кампании губернатора Карлина как уже проявившего себя эффективного менеджера и опытного политтехнолога. Ну это, если хотите, "персонифицированая" реминисценция. А есть и другие, менее очевидные аллюзии, обоснованность которых, разумеется, носит крайне субъективный характер, на уровне ощущений и внутренней рефлексии автора.

Между тем четыре действительно существенных, на мой взгляд, сходства есть у предстоящих в 2014 году губернаторских выборов и у той прошедшей кампании, которой в будущем году исполнится десять лет. В 2004 год, если кто не помнит, выборы привели к сенсационному поражению губернатора Алтайского края Александра Сурикова и приходу к власти на полтора года ставленника инорегионального бизнеса (говорят, УГМК) артиста эстрады и мастера разговорного жанра Михаила Евдокимова. О его губернаторстве можно слагать песни, сочинять баллады и поэмы. Даже сплясать, пожалуй, можно. Потому как банальным и шершавым языком прозы о том времени - эпохе "народного губернатора" - сказать вроде бы и нечего. Но это тема отдельного разговора. Точнее отдельной пляски вприсядку. Однако - о связи времен в контексте заявленной темы.

Вот, с моей точки зрения, важные характеристики, которые роднят, сопрягают состоявшиеся почти 10 лет назад "суриковские" и грядущие "карлинские" выборы.

1. Лично для меня очевидно, что в будущем году важным участником выборов, как и тогда, в далеком уже 2004 году, станет мощный и влиятельный инорегиональный бизнес. Поскольку любые попытки внешней экспансии - деловой или политической, культурной или административной - традиционно воспринимаются весьма консервативной, боязливой и инертной региональной элитой как вероятность потерять свою власть, собственность и влияние, то ключевым обстоятельством избирательной кампании-2014 для нее станет фактор внешней угрозы. Причем, с моей точки зрения, и тогда, и сейчас как не было, так и нет осознания масштабов и характера этой угрозы для алтайского истеблишмента.

2. Отсутствие сплоченности и единства в командах инкумбентов - тогдашнего и нынешнего, консолидированности региональных элит, объединенных пониманием общности своих базовых интересов.

3. Наличие естественной усталости, апатии и индифферентности управленческого аппарата, бизнес-элиты, муниципальных чиновников, разочарование общества в эффективности демократических избирательных процедур и, чего там скрывать, всех уровней власти.

4. И, наконец, отсутствие сильной и эффективной политической поддержки, как у действующих губернаторов, так и у их соперников, обусловленное слабостью политических институтов в крае. Сурикова в 2004 году поддерживали, по правде говоря, все самые крупные в регионе политические силы - от "Единой России" до коммунистов, включая "Яблоко" и СПС. Все - и никто конкретно! Для коммунистов он был ренегатом, для "единороссов" - "чересчур левым". Свой среди своих чужих, чужой среди своих. В результате губернатор пошел самовыдвиженцем, решив апеллировать непосредственно к избирателям, минуя партийные инстанции. Сложно сказать сегодня, было ли это решение правильным. С учетом неспособности бюрократов суриковской команды непосредственно апеллировать к общественному мнению, разговаривать на понятном избирателям языке.

Сегодня губернатор Карлин может рассчитывать на прямую поддержку только со стороны "Единой России". Однако возможности "партии власти" сегодня не те, что еще несколько лет назад, а популярность и авторитет таковы, что неизвестно, как отреагирует электорат на поддержку "ЕР" кандидата в губернаторы и поможет ли ему такая "медвежья услуга". Впрочем, местные "единороссы" традиционно и весьма прагматично рассматривали губернатора Карлина в качестве распорядителя административным ресурсом для решения сугубо партийных задач - не более того! А в сложные для главы региона моменты "Единая Россия" в крае дистанцировались от принятия принципиальных политических решений, которые бы его поддерживали и укрепляли позиции губернатора. Видимо, для них он был "чужак". В общем, увы, не стала "партия власти" плечом для той самой власти, которую персонифицировал на Алтае Александр Карлин.

Остановлюсь на самом, на мой взгляд, главном. В 2004 году в результате сложения многих факторов, часть которых я перечислил, административный ресурс Сурикова дал сбой, а избиратели сделали свой выбор в формате протестного голосования. Или проголосовали, как говорится, "по приколу". Вряд ли можно говорить о каком-то осознанном выборе в отношении пришлого столичного юмориста из "Аншлага". Тем не менее стоит признать, что противостоять мощному административному ресурсу могла не менее мощная и организованная сила. Этой силой в 2004 году оказались серьезные деньги.

Помнится, тогда губернаторская команда оперировала лозунгом "Останови вторжение!". Как показали последующие события, содержательно этот слоган не был политтехнологической метафорой. Ведь, казалось, со всех концов страны слетелись на Алтай проходимцы и авантюристы всех мастей. Думается, только скоропостижная и трагическая смерть "народного губернатора" предотвратила социально-экономический коллапс региона.

А ведь история может повториться. Причем на сей раз уже не в виде фарса. Если, конечно, чиновники, политики, региональный бизнес, лидеры общественного мнения региона не задумаются всерьез о возможных последствиях сомнительных упований на "варяга", вспомнив печальный опыт десятилетней давности.

"Да кому может быть интересен Алтайский край в качестве площадки для электоральных инвестиций?", - спросите вы. Зря вы так! Очень даже привлекательный регион, с весьма неплохими перспективами и серьезными ресурсами, которые в XXI веке приобретают особую актуальность и, я бы даже сказал, стратегическую востребованность. В первую очередь, для нашего соседа - Кузбасса. Вот почему кемеровский бизнес давно активно инфильтруется в экономику Алтайского края. Видимо, теперь пришло время подкрепить экономическую экспансию политическими инструментами. Зачем?

Попытаемся разобраться.

Алтайский край до недавнего времени был весьма перспективным и гарантированным рынком сбыта кузбасского угля. Однако в последние годы краевая власть под руководством губернатора края Александра Карлина объявила одним из приоритетов своей стратегии социально-экономического развития региона преодоление фатальной энергозависимости Алтая. По справедливому убеждению Карлина, это одна из главных причин низкой конкурентоспособности экономики края, многих его социальных проблем. Поэтому и решено было, помимо всего прочего, развивать собственную генерацию электроэнергии на базе своих, пусть и не столь калорийных, как кузбасские, мунайских углей. На основе возобновляемых источников энергии, каковых в Алтайском крае вполне достаточно - ветро-, био- и малая гидроэнергетика. Шире использовать природный газ, потребление которого в крае до сих недостаточно. Наконец, стимулировать (порой весьма жестко!) энергосбережение на местах. Тем более что "угольная тема" является перманентным источником коррупции в крае, а ежегодные закупки угля с завидной регулярностью генерируют скандалы в муниципалитетах края.

Долги городов и в первую очередь районов края из года в год загоняют край в долги перед основным поставщиком угля - "Кузбассразрезуглем". И каждый год ситуацию удавалось, что называется, разруливать. Однако нынешний - предвыборный - год стал исключением. Угольщики пошли ва-банк, фактически выходя на банкротство непосредственных должников - муниципалитетов края. А это уже прямая угроза стабильности и управляемости региона.

Не исключено, что за частными юридическими мерами последуют и шаги политического свойства. Осталось только выдвинуть своего кандидата в губернаторы, которого запуганные влиятельным кредитором - владельцем главной алтайской "углярки" - муниципальные депутаты и главы поддержат на выборах. Вкупе с угледобытчиками выступают и аффилированные с ними энергетики, контролирующие энергосистему Алтайского края. Свои аппетиты в отношении ликвидных объектов алтайской энергетики (барнаульской теплосети, например) не скрывает, к примеру, "Кузбассэнерго" (его руководитель г-н Мироносецкий прямо об этом предупредил губернатора Карлина). Ну а большие деньги Кузбасса добавят мощи напору кузбасскому бизнесу, окормляемому крупным олигархическим капиталом всероссийского масштаба.

У ТЭК Кузбасса вовсе не вызывают энтузиазма планы нынешней губернаторской команды по снижению энергозависимости региона, максимально возможной в предлагаемых обстоятельствах диверсификации источников энергоснабжения и использования энергоносителей, альтернативных углю, привлечению в эту сферу инорегиональных инвесторов и т.д. Короче, все попытки слезть с угольной иглы кузбасские углебароны, заинтересованные в существовании емкого, логистически удобного (рукой подать!) и жестко привязанного к кузбасскому топливному сырью региона, каковым до недавнего времени однозначно являлся Алтайский край, пресекали. Однако именно при Карлине реально началось снижение зависимости краевого ТЭК от поставок угля. Достаточно сказать, что, по официальным данным краевых властей, в последние несколько лет ежегодно закупки угля в Кузбасса снижаются на 30-40 тыс. тонн. Немного, с учетом того, что потребность народного хозяйства Алтая составляет более 1 млн. тонн угля! Но тенденция очевидна, причем есть основания полагать, что поставки угля будут впредь сокращаться еще более динамично.

А еще краевые власти инициировали и поддерживают строительство энергообъектов на ВИЭ (возобновляемые источники энергии), продвигают на федеральном уровне проект создания в Алтайском крае конденсационной электростанции на бурых углях Мунайского месторождения, что расположено на юго-востоке региона. Рядом с мощным индустриальным узлом наукоградом Бийском, энергоснабжение которого традиционно контролировали кемеровчане. Ну и, разумеется, администрация края по-прежнему своим приоритетом считает дальнейшую газификацию территории края, перевод генерации теплоэнергии на природный газ.

Можно по-разному оценивать эффективность этих планов и настойчивость в их осуществлении. Но их стратегическая цель понятна и очевидно патриотична - снизить зависимость Алтайского края от кузбасских углебаронов и энергомонополистов, которая не даст региону вырваться из парадигмы догоняющего развития и низкой конурентоспособности, сужает перспективы повышения эффективности экономики и социальной сферы.

К тому же очевидно, что уголь, по-прежнему питающий сотни "самоварных" котельных по всему краю, наносит ощутимый вред экологии Алтая, позиционирующего себя как уголок девственной природы и уникальной чистоты.

Все это вызывает явное неудовольствие влиятельных соседей, встречает либо скрытый саботаж, либо прямое сопротивление и препятствование планам региона, либо косвенную поддержку политических оппонентов губернатора и краевой власти. Так, по слухам, ни подтвердить, ни опровергнуть которые я не в состоянии, а лишь их транслирую, председатель Совета директоров ООО "Бийскэнерго" Николай Степанов оказывает поддержку (моральную? финансовую?) движению "Звеняющие кедры" ("анастасийщики"), обосновавшемся в Чарышском районе края и выступающему против строительства там малой ГЭС. А в Камне-на-Оби и Мамонтовском районе, где кипят страсти вокруг работы крупнейшего в крае современного деревоперерабатывающего комбината и лесозаготовок древесины для его нужд, ходят упорные слухи о том, что за инициаторами "экологического протеста" стоят воротилы кузбасского угольного бизнеса, обеспокоенные планами краевых и каменских властей по строительству в Камне-на-Оби мощной котельной, работающей на стружке и опилках, отходах лесопильного производства. Оно и понятно. Если такая теплостанция будет построена, то о поставках угля в один из крупнейших городов на севере Алтайского края, прямо Среднесибирскому ходу Транссиба, можно забыть.

Любопытно, что, по всей видимости, "на коротком поводке" чужих интересов в этой коллизии оказались алтайские "справедливороссы", некоторые амбициозные местные депутаты, ставшие - сознательно или неосознанно - заложниками и орудием инорегионального капитала, прямо или косвенно отстаивая и защищая его корысть и по сути работая против стратегических интересов края и насущных нужд его жителей. Попытки прикрыть красивой и яркой фразой, популизмом и социальной демагогией весьма неприглядную свою беспринципность рассчитаны на наивных и доверчивых граждан. Или это тонкий циничный политический бизнес, в котором за скобками оказались элементарный патриотизм, уважение к собственной малой родине и землякам, понимание особых интересов региона, специфики и перспектив его развития? Но ведь, как говорят, можно долго обманывать немногих, какое-то время - всех, но постоянно водить за нос всех - невозможно.

Извините, что так долго и, наверное, утомительно объяснял свои догадки и гипотезы. А это, подчеркну, именно предположения и версии, которые кому-то могут на первый взгляд показаться фантастическими. Впрочем, и тогда, десять лет назад, когда краевая власть выбросила лозунг "Останови вторжение!", многим его пафос и алармизм казались наивными и избыточными. Однако последующее за избранием Евдокимова развитие событий превзошло самые пессимистические прогнозы. И только титанические совместные усилия региональной элиты, вдруг осознавшей всю пагубность сделанного в марте 2004 года выбора, да трагическая случайность не дали Алтайскому краю свалиться в пропасть, пропАсть. Поэтому возможные упреки в излишней конспирологичности и умножении сущностей не принимаю.

Резюмируя.

Вот, как мне кажется, чем объясняется беспрецедентная активность кузбасского топливно-энергетического бизнеса в Алтайском крае накануне предстоящих в будущем году губернаторских выборов. Цель этой активности, подчас тщательно маскируемой, одна: поставить край под свой экономический контроль. Тем более, что, по версии политолога Александра Кынева, в 2012 году федеральный центр сделал ставку на закрепление регионов за конкретными корпорациями и группами федеральной элиты. Однако такое закрепление возможно и эффективно только в том случае, если оно действительно будет учитывать интересы и корпорации-патрона, и региональной элиты, и региональной власти, и населения. Так во всяком случае поясняют близкие к Кремлю источники суть этой негласной инициативы.

Думается, в свете вновь возникших (заметьте - накануне выборов в Алтайском крае!) в медийной и публично-политической сферах разговоров об объединении "двух Алтаев" экспансия кузбасского капитала в край ясно очерчивает, в чьих интересах этот дискурс возник, и характеризует вектор осуществления обозначенных намерений. "Поигрывание мускулами" характеризует, по-моему, серьезность этих планов и масштабы аппетитов, удовлетворить которые призваны грядущие выборы.

Убежден также, что недавние медийные вбросы о создании южно-сибирского макрорегиона или "объединении двух Алтаев" в качестве промежуточного этапа этого проекта, сегодня (подчеркну - именно сегодня!) вовсе не в интересах этих самых "двух Алтаев". В нынешних условиях перспектива слияния республики и края - в поглощении их Кузбассом. А значит, осуществление "объединения" в конце концов может привести к потере Алтайским краем своей региональной самостоятельности и перспектив самостоятельного развития в качестве уникальной, самобытной, обладающей грандиозными культурными традициями и мощным историческим бэкграундом территории России. Надеяться на то, что объединение с Кузбассом даст какие-то дополнительные стимулы краевой экономики, к примеру, приведет к снижению энерготарифов, притоку инвестиций, дополнительным мерам господдержки производства и бизнеса и т.д. - по меньшей мере наивно и безосновательно.

Смешно полагать, что приход в кресло губернатора ставленника кузбасского ТЭК оздоровит нынешнюю общественно-политическую ситуацию в Алтайском крае, а права и свободы расцветут в одночасье пышным цветом. Можно с большой долей уверенности предположить, что на Алтае будет воспроизведен та же модель власти, которая нынче существует в Кемеровской области. А в ее конфигурации просто нет места какой-либо внятной оппозиции и независимым СМИ. Поэтому упования нынешних алтайских оппозиционеров на то, что "кто угодно, кроме Карлина" будет демократичнее и либеральнее, а приход "варяга" в Алтайский край улучшит общую социально-политическую атмосферу в регионе - наивны, беспочвенны и необъективны.

Вот и получается, что в известном смысле позиция региональных элит в предстоящих в 2014 году губернаторских выборах покажет обществу, насколько они патриотичны, как понимают свои собственные интересы и перспективы, как сопрягают их с интересами региона и его жителей. И готовы ли отстаивать собственную идентичность. Чтобы не выглядел наш инертный и анемичный истеблишмент как тот ежик из анекдота. Который птица гордая. Пока не пнешь - не полетит. В конце концов, выбирать свое будущее имеют право победитель и проигравший, но не может выбрать тот, кто ушел с поля боя.

Tags: Алтайский край, Кузбасс., выборы, губернатор Карлин
Subscribe

  • ПРОЩАЕТСЯ, НО НЕ УХОДИТ?..

    В последние дни СМИ региона пишут как о возможной кадровой сенсации о рокировке внутри команды губернатора Алтайского края Александра Карлина.…

  • ПЕРВЫЕ ВЫБОРЫ: «ВЛАСТЬ ТОГДА ПРОСТО НЕНАВИДЕЛИ!»

    20 лет назад, 17 ноября 1996 года в Алтайском крае прошли первые в его истории всенародные выборы главы региона. Вспоминали события тех уже…

  • ТЕНИ ИСЧЕЗАЮТ В ПОЛДЕНЬ

    Рецензия на текст Е. Берсенева «Тень над парламентом» Сколь ни нелепо наше сусло бродит В конце концов является вино. Для начала – о форме.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments