Tags: власть

Виля

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ: К ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ

К каким выводам натолкнули итоги выборов в Камне-на-Оби и Каменском районе, которые многие рассматривали в качестве репетиции большой избирательной кампании этого года?

С КАМНЕМ ЗА ПАЗУХОЙ

Ситуация последних недель вроде бы наталкивает на мысль: у власти и ее политической опоры есть проблемы. Можно, конечно, полагать, что арест некоторых высокопоставленных чиновников, обвиняемых в коррупции, или болезненное поражение «партии власти» на выборах в Камне-на-Оби и есть публичное, открытое  выражение этих проблем.

Оптимисты при этом полагают, что все эти сложности вполне преодолимы: была бы воля и желание их преодолевать! Пессимисты убеждены: коллизии эти системные, а в них преломляются глубокие, а значит, неразрешимые финансовые, кадровые, организационные и проч. проблемы.

Но не стал бы торопиться с решительными выводами, хотя, разумеется, внешне выглядит, что нынешнюю ситуацию в крае как раз они, эти проблемы, и определяют. Между тем, хотя ресурсов и инструментов влияния у краевой власти становится все меньше, думается, они не исчерпаны и эффективность их использования во многом будет зависеть от организованности и сплоченности самих властных и аффилированных с ними политических институтов.

А вот с этим есть сложности, о которых, комментируя результаты каменской кампании, заявил лидеров алтайской «Единой России» Борис Трофимов:  в партии и власти есть люди, которые против этих самых партии и власти так или иначе работают, есть «единороссы», которые страшно далеки от народа и преследуют только свою собственную корысть. Горькие признания, которые, к слову, в полной мере можно отнести ко всем нынешним политическим партиям, ко всей коррумпированной политической системе страны! Все они пережили одну и ту же родовую травму, правда, проявляется она у всех по-разному.

БЕЗ ЛИТАВРОВ

Поэтому «итоги Камня» для всех должны стать уроком. В том числе и для победителей, по всей видимости, впавших в некоторую эйфорию.

Во-первых, на их месте не стал бы, как монголо-татары, устраивать триумфальный пир на теле поверженного врага. Это не этично, и такого единороссы, одерживавшие куда более убедительные победы, в отношении своих конкурентов не допускали. Как говорил «известный политтехнолог» Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи…».

Во-вторых, выборы в Камне – конечно же, важны и показательны, но это, согласитесь, не «Москва» и не «Сталинград». Выиграть бой не означает победить в войне. Причем, в неудаче «партии власти» дали о себе знать застарелые, копившиеся десятилетиями в окраинном муниципалитете управленческие огрехи, не просчитанные тактические последствия объединения города и района, которые теперь достанутся «эсерам». Так что, завидовать такой «пирровой победе» не стоило бы торопиться. Власть, как известно, не победитель конкурса красоты, в категориях которого, видимо, мыслят некоторые оппозиционеры.

В-третьих, победа в Камне никоим образом не подтверждает ни идейное, ни политическое, ни организационное, ни ресурсное превосходство «Справедливой России». Ничего этого она не продемонстрировала. И в этом смысле ликующее  торжество «справороссовской» партбюрократии, пытающейся эту победу представить как аргумент и довод в пользу правильности своего менеджмента, чуть ли своей «исторической правоты», выглядит, по крайней мере, малоубедительно и напоминает своей логикой известное выражение: «Как ни нелепо наше сусло бродит, в конце концов является вино».

О ПОЛЬЗЕ КОМПРОМИССОВ

Впрочем, каковы бы ни были обстоятельства, результаты очевидны. И с фактами, которые, как известно, «упрямая вещь», необходимо считаться. А главный вывод, на который меня наталкивают «итоги Камня», заключается в следующем.

И краевой власти, и ее партии, и всем ответственным политическим силам в регионе теперь будет необходимо вступать в диалог и договариваться. Подчеркну: договариваться – не означает «поступаться принципами». Причем, как мне кажется, если говорить об интересах власти, то будь этот диалог налажен раньше, не было бы нынешнего, пускай и тактического, провала «ЕР» и, мягко говоря, туманного во всех отношениях будущего территории Каменского района и города Камня-на-Оби, над которыми сегодня вывешены желто-красные флаги «справедливороссов».

Вполне допускаю, что еще два-три года назад договариваться с оппозицией было не о чем, а вести переговоры просто не с кем. Оппозиция, как, впрочем, и власть (будучи в силе), попросту не были готовы к такому диалогу.

Однако с год назад ситуация стала меняться весьма существенно, а вот никакой реакции со стороны участников процесса, судя по всему, так и не последовало. Между тем в условиях продолжающегося ухудшения социально-экономической ситуации в стране и, как следствие, в Алтайском крае такой диалог не просто полезен, он необходим. Причем не исключаю, что результатами компромисса вполне могли бы стать и кадровые назначения на самые высокие посты в краевой иерархии власти, и самое широкое законотворческое сотрудничество, и надпартийное политическое взаимодействие в защите прав и интересов населения и т.д. Ведь и в шахматной игре, и в военной кампании, и в политике отступления и компромиссы есть важнейшая стратегическая составляющая, вовсе не демонстрирующая слабость, а только наличие некоего перспективного плана, масштабной цели, для достижения которой сиюминутные жертвы возможны и даже необходимы. В конце концов, просто силы и уверенности в ней.

К слову, хорошим знаком стало достигнутое недавно и впервые, похоже, за долгое время полное взаимопонимание и единодушие всех партийных фракций в краевом парламенте по поводу законопроекта о парламентском контроле.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Впрочем, как писал один проповедник, «давать советы – все равно что бросать с колокольни маленькие камешки, исполнять же их – большие камни на колокольню таскать». А ведь уже осенью этого года «таскать» придется не один такой «Камень»!..

Если же, подытоживая, в самом общем виде оценивать итоги выборов в Камне, они таковы: проиграли эгоизм и разобщенность, победил организованный, пусть и малосодержательный, напор. Если же еще более общо и отсраненно: нет в этой кампании ни проигравших, ни победителей, ни повода для радости, ни оснований посыпать главу пеплом. Увы. 
Виля

НА СОЗДАНИЕ В АЛТАЙСКОМ КРАЕ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

К лету будущего года в Алтайском крае должен быть принят закон об общественном контроле в регионе.

На федеральном уровне закон вступил в силу еще в июле этого года, но носит он рамочный характер. А вот уточнить и конкретизировать его параметры придется в регионах, после принятия региональных законов. Краевые власти большое внимание уделяют разработке этого документа. Вице-спикер краевого парламента Андрей Осипов вообще назвал подготовку и принятие этого закона одним из важнейших событий в работе нашего Законодательного собрания.

Оно и понятно. Ведь закон предусматривает, что активные общественники будут контролировать в том числе и власть. И, наверное, неслучайно, что одновременно, параллельно с обсуждением механизмов общественного контроля будет решаться вопрос и о создании в крае регионального правительства. Все дискуссии вокруг этой инициативы губернатора в общем-то и сводятся к одному: кто и как будет контролировать работу будущего регионального правительства, влиять на нее.

Нынче самым главным «общественным контролером» выступает возглавляемый самим Путиным Общероссийский народный фронт. Но организация эта общефедеральная и зачастую, пусть и эффективно, но решает задачи, формулируемые в Москве и обусловленные тамошней политической повесткой. Причем подчас характер работы ОНФ в регионах весьма напоминает «кампанейщину». Вспоминается не очень осмысленная и внятная, а ныне уже просто забытая кампания по поводу пиара губернаторов. Немало вопросов вызывает и содержание акции за честные госзакупки. К тому же, как бы не отнекивались «фронтовики», по большому счету ОНФ является политической организацией, решающей задачи электоральной и политической мобилизации населения. Пусть и в виде такого своеобразного аутсорсингового инструмента, за пределами нынешней исчерпавшей кредит доверия политической системы. К тому же, работает этот инструмент, как ни крути, для решения проблем федеральных, а не региональных элит, федеральной, а не региональной власти.

Между тем в крае такой по-настоящему своей, региональной организации, которая бы занималась общественным контролем на уровне региона, к сожалению, пока нет. Точнее, есть, но она нынче не обладает требуемыми для эффективного исполнения такой функции полномочиями. На мой взгляд, таким посредником между властью и обществом в Алтайском крае могла бы стать уже действующая Общественная палата Алтайского края.

Причем вовсе не хотел бы противопоставлять обе этих структуры друг другу. Думаю, они могли бы дополнять одна другую. ОНФ канализировал бы проблемы федеральной повестки, осуществлял бы контроль за их разрешением. А ОПАК актуализировала бы региональную повестку.

Впрочем, и ОНФ, и ОПАК в известном смысле могли бы быть полезны и помогать власти (как региональной, так и федеральной) верифицировать информацию, поступающую по различным каналам коммуникаций обоих общественных институтов «снизу вверх».

Чем занимается сейчас ОНФ, мы в общем-то знаем. Слышали. Чем уже сегодня может заняться ОП Алтайского края?

В настоящее время при органах краевой власти созданы общественные советы, куда и входят представители общественности. Но зачастую их участие в работе этих советов не слишком эффективно, формально, забюрократизировано. Так вот, недавно краевая Общественная палата, проанализировав положение дел в этих общественных советах, предложила власти стать их координатором, организатором и вдохновителем. Более того, готова стать площадкой по подготовке, обучению и консультированию будущих общественных контролеров как нового института гражданского общества.

Предложение, на мой взгляд, дельное. Да и власть сама должна быть заинтересована в этом. Чтобы завтра не появились у дверей чиновничьих кабинетов оппозиционные самозванцы, демагоги и популисты, объявившие себя комиссарами общественного контроля. Уже сегодня звучат провокационные требования подменить инструменты общественного контроля разного рода «люстрациями», моральным террором и репутационными диверсиями против органов власти. А то, что возможность инфильтрации антигосударственников, разного рода либерал-анархистов в создаваемые институты общественного контроля велика, свидетельствует интерес, который проявляет несистемная оппозиция как к ОНФ, так и к будущему законопроекту.
Виля

КУДА ИДЕТ РЫНОК ТРУДА?

Недавно прошло в Барнауле большое совещание по проблемам рынка труда в Алтайском крае. Прошло оно в администрации края и обсуждали там, как бороться с безработицей, создавать новые рабочие места и т.д. Чтобы все, кто хочет работать – работали с пользой для себя и на благо общества. А как у нас в крае с этим обстоят дела? Как сообщают краевые власти и свидетельствуют данные статистики, в целом неплохо. Уровень зарегистрированной безработицы продолжает снижаться, а потребность в работниках растет. Сегодня в крае по статистике на каждые полтора зарегистрированных безработных приходится одна вакансия. Очень даже приличное соотношение.

Но это как средняя температура по больнице. На самом деле в регионе крайне востребованы квалифицированные специалисты. По данным краевого Управления по труду и занятости, ощущается острый дефицит врачей, фельдшеров, медсестер, учителей, воспитателей детсадов. А главное – рабочих: крепильщиков, котельщиков и т.д. Да и в территориях края положение дел разнится. Где-то ситуация крайне напряженная, как в Романовском или Родинском районах. Где-то относительно благополучная, как, к примеру, в Барнауле, в других городах края, в Алтайском и Тальменском районах. Оно и понятно: край большой, и пока в своем социально-экономическом развитии территории подчас отличаются весьма существенно.

Конечно, власти делают все, чтобы снижать эти диспропорции и решать проблемы занятости. А особенно остро они стоят в сельской местности. Тем более что в связи с техническим перевооружением сельхозпроизводства (а оно бурно шло в последние годы) высвобождаются рабочие руки. Тут уже всецело рассчитывать на помощь государства, на его патернализм не приходится. А потому краевые и местные власти делают ставку на самозанятость населения, справедливо полагая, что надо помочь людям с работой, а не подсаживать их на пособия по безработице.

В связи с этим вспоминается любопытный опыт Рубцовского района. Там семь безработных из поселка Куйбышево, узнав от специалистов службы занятости о возможности объединиться в кооператив, решили попробовать совместными усилиями оказывать услуги сельхозтехники как членам кооператива, так и другим жителям поселка и окрестных сел.  Вывоз мусора, вспашка огородов, уборка урожая, заготовка топлива  - все это  востребовано  селянами. Оно и понятно: в поселке давно нет коллективного предприятия, куда можно было обратиться за помощью,  а разведением личного подсобного хозяйства на селе занимаются все.

В результате впервые в Алтайском крае при содействии службы занятости организован сельскохозяйственный потребительский обслуживающий кооператив. На каждого его члена служба занятости предоставила субсидию в 58 800 рублей, которые государство выделяет на организацию собственного бизнеса. Предприимчивые безработные из поселка Куйбышево объединились вместе, чтобы использовать средства господдержки с наибольшей эффективностью.

Думается, такая инициатива заслуживает всяческой поддержки. Да и вообще это в традициях русского крестьянства – совместно преодолевать жизненные трудности, объединяться перед лицом невзгод, какова ни была их природа.

Однако от частного примера обратимся к общим тенденциям. А они таковы, что, несмотря на большие и малые, объективные и субъективные проблемы, краевые власти весьма эффективно влияют на рынок труда региона. Министерство труда России, в частности, в прошлом году назвало Алтайский край в числе регионов страны с высоким уровнем трудоустройства граждан, ищущих работу, а также трудоустройства инвалидов. Край вошел по этим показателям в «десятку» лучших, заняв пятое и четвертое место соответственно.

Прогнозы, как известно, дело неблагодарное. Между тем, по всей видимости, Алтайскому краю придется в ближайшие годы делать ставку на привлечение квалифицированных специалистов из-за пределов региона. Несмотря на все демографические успехи края, достижения в медицине в последние годы, впереди по объективным причинам нас ждут непростые времена. Да, продолжительность жизни растет. С 2005 года, когда губернатором края стал Александр Карлин, среднестатистический житель края стал жить дольше на 4,5 года. Это очень серьезный показатель. А к 2025 году специалисты прогнозируют увеличение средней продолжительности жизни в крае до 72 с лишним лет. Однако вместе с ростом среднего возраста населения Алтайского края в трудоспособном возрасте будет сокращаться его численность. По прогнозам численность трудоспособного населения к 2025 году, который уже не за горами, может снизиться на 20 процентов. В то же время доля населения старше трудоспособного возраста вырастет в связи с достижением пенсионного возраста поколения людей, родившихся в 50-60 годы XX века.

Поэтому значительное влияние на численность и качество трудовых ресурсов в Алтайском крае будут оказывать миграционные процессы. Причем как внутри края, так и из-за его пределов. Между тем, как отмечают эксперты, уровень внутрикраевой трудовой мобильности остается невысоким. Он обусловлен значительными затратами, связанными с переменой места жительства, отсутствием в большинстве организаций, испытывающих потребность в работниках, развитой системы доступного инфраструктурного сопровождения рабочих мест - жилья, транспортной сети и иных объектов, повышающих качество проживания в территориях, прежде всего сельских. В крае практически не используется привлечение на работу специалистов и рабочих вахтовым методом. А ведь это направление является перспективным для стимулирования внутрикраевой трудовой мобильности населения. Например, не строятся общежития или социальное жилье для привлекаемых работников. По этим же причинам сдерживается привлечение в край квалифицированных кадров из других регионов. В то же время в структуре притока иностранных трудовых мигрантов из стран СНГ, на которые распространяется безвизовый режим, остается значительной доля малоквалифицированных работников, занятых на сезонной или временной основе. Причем использование бизнесом дешевого неквалифицированного труда гастарбайтеров, как показывает практика, сдерживает повышение уровня зарплаты и улучшения условий труда на рабочих местах, делает их непривлекательными для жителей края.

Что следует из всего мною сказанного? А вот что. Решение проблем занятости населения зависит не только от власти, которая о них знает и пытается их решать, причем пока весьма успешно. Но и от бизнеса, да и самих граждан, привыкших зачастую во всем полагаться и рассчитывать исключительно на государство.

Виля

ПЕССИМИСТИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ

К «постановке» скандала в Молодежном театре Алтая.

Увы, самым заметным событием театральной жизни Алтая в минувшем году стал скандал, разгоревшийся в самом конце прошлого года в Молодежном театре Алтая (МТА). С завидным постоянством конфликты между «творцами» и чиновниками возникают именно в новогодние праздники, когда в барнаульские театры ходят в основном дети, так или иначе в результате этих дрязг становящиеся заложниками «взрослых игр».

В прошлые годы в эпицентре конфронтации оказывались жаждущие самовыражения и признания режиссеры, как местные, так и заезжие. Жаловались в Сети (а как иначе!) на диктат бюрократов от культуры, попытки цензуры и все такое. Чиновники вяло оправдывались, ссылаясь на публику, которой не по душе смелые творческие эксперименты в виде демонстрации шестилетним детишкам на детских новогодних спектаклях трупов повешенных. Пассионарные режиссеры ссылались на свободу творчества, которая, помимо всего прочего, предполагает, с их точки зрения, и разного рода творческие эксперименты. Оно и понятно: где их еще проводить, как не на детских утренниках в провинциальных театрах?..

Творцы многозначительно хмурили брови, рассуждая в Сети о некультурном провинциальном «совке» и быстро сваливая из Барнаула после получения гонорара за скандальные постановки и своих интернет-разоблачений обскурантизма местных бюрократов. Чиновники разводили руками, увещевали пассионарных «творцов» и оправдывались перед «прогрессивной общественностью». Дети впадали на новогодних утренниках в обмороки и истерики от вида подвешенных на сцене в порядке режиссерских новаций синих трупов. Их родители теряли от увиденного в театре дар речи и писали жалобы в прокуратуру. В общем, творческий процесс шел полным ходом, набирая обороты в канун Нового года, когда к незатейливому творчеству «мастеров сцены» добавлялся куда более живой и ими освоенный жанр «скандала»…

Впрочем, нынче повесткой уже ставшего традицией предновогоднего театрального протеста стали вполне меркантильные проблемы, весьма далекие от творчества. На этот раз страсти разгорелись вокруг кресла директора театра, которое до недавнего времени занимала Татьяна Федоровна Козицина. А режиссером-постановщиком «спектакля» выступил режиссер театра Дмитрий Егоров.

Дело в том, что нынешний директор по договоренности с патронирующим театр Управлением культуры края должна была покинуть в конце года свою должность. Возраст – 64 года… Джентльменское соглашение об этом было достигнуто, как выяснилось, еще год назад.

Но в последний момент руководители театра «передумали», а напоминание чиновников о соглашении интерпретировали как попытки давления на коллектив театра и попрания памяти Валерия Золотухина, бывшего худрука театра, имя которого теперь и носит МТА. Весть об очередном «чиновничьем беспределе» посредством Интернета стала достоянием театральной и культурной общественности России, которая всегда считала антиэтатистскую фронду делом чести и совести.

Банальная кадровая склока была подана прямо-таки экзистенциально, в виде масштабного столкновения «добра и зла». Площадкой Армагеддона стала сцена алтайского театра, ненадолго явившейся чуть ли не эпицентром решающей битвы двух начал. На стороне «добра», ясен хрен, творцы и креаторы в виде наивных, невинных и непорочных деятелей культуры - актеров, режиссера и их директора. «Зло», как и водится, представлено государством в образе злобных и коррумпированных чиновников, душителей свободы творчества и вольностей в храме культуры. Именно последние и горят желанием погасить тот костер творчества, который был разожжен и долгие годы поддерживался исключительно усилиями Т.Ф.Козициной. Разумеется, вопреки проискам злокозненной власти, только и дожидающейся случая, как бы испоганить память В.С.Золотухина… Такова диспозиция конфликта на основе публикаций в Интернете.

Пафос обращений «протестантов» - запределен и дурновкусен в своей патетике и душещипательности. Упреки и инвективы в адрес чиновников в попрании памяти Валерия Золотухина посредством отправки на пенсию Т.Ф.Козициной – категоричны и безусловны.

Между тем, не стал бы переоценивать всемирно-историческое значение директора Козициной в деле строительства МТА и его дальнейшем развитии. При всем к ней уважении, под нее бы никто сотни миллионов на фактически строительство нового театр не дал. Тут две ключевые фигуры - Золотухин и Карлин. Вот без них бы ничего точно не было. А без Козициной, объективности ради, театр все равно построили бы. Как реконструировали драмтеатр или филармонию, строят сегодня художественный музей. Что там, в этих учреждениях тоже какие-то нечеловеческой силы энтузиасты работают руководителями? Да нет, обычные и скромные хозяйственники. А здания, в том числе и театров, построили и строят сегодня. В Рубцовске, например.

Между прочим, убежден, что известность Козициной и ее, судя по всему, какие-то претензии на особый статус чуть ли не патриарха алтайского театра, полностью обусловлены и освящены харизмой Золотухина, взявшегося патронировать молодежный театр. Причем неприятно, что обычный уход на пенсию, заранее согласованный с директором, подается как оскорбление чиновниками памяти Золотухина. Уж сколько краевые власти помогали театру, сколько сделали для него, сколько делают сегодня - такое большинству нынешних «протестантов» и не снилось!.. Уже тот факт, что на объект краевой собственности, каковым и является МТА, были выделены серьезные федеральные средства (а это противоречит бюджетной практике и даже, насколько я знаю, законодательству) – факт беспрецедентный! А бороться за то, чтобы эти деньги пришли в край, пришлось именно губернатору края Карлину, в адрес которого сегодня звучат обидные и несправедливые упреки. Вот все это лучшее подтверждение реального, практического отношения к В.С.Золотухину, к его наследию, которое куда более значимо, нежели пафосное пустословие некоторых спекулянтов на памяти выдающегося земляка, пытающихся приватизировать его имя.

Между тем, как и следовало ожидать, скандалу силами краевой театральной общественности все-таки придали масштаб всероссийской "культурной трагедии". Вчера звонили из Новосибирска и расспрашивали. Мол, что там у вас происходит в ТЮЗе? Как ты оцениваешь конфликт? Кто прав, кто виноват? Что ж, попытаюсь дать свои оценки, с оговоркой: на объективность не претендую. И тем не менее…

Есть несколько версий того, что же все-таки и почему произошло.

Версия первая. КАПИТАЛИЗАЦИЯ ИМИДЖА. Маловероятная, но о ней я слышал краем уха. Руководство театра инсценировали нынешний скандал с целью привлечения внимания и повышения интереса к МТА, которые естественно снизились после смерти Золотухина. Оно понятно: здоровая "скандальность" всегда полезна театру. Причем и краевые власти это понимают. Помните, как чиновники приглашали скандально известного Виктюка ставить спектакль про "мальчиков" к юбилею Победы? Правда, нынче не та ситуация, поскольку все по-настоящему, а обвинения в адрес власти и губернатора слишком серьезны, чтобы интерпретировать их в качестве пиар-акции. Да и подобная «протестная» активность вряд ли поможет популяризация театра. Скорее повысит известность режиссера и организатора акции «протеста» Д.Егорова, да и то скорее за пределами края.

Версия вторая. Сугубо ПОЛИТИЧЕСКАЯ. Скандал инсценирован по заказу неких, пока не презентируемых политических сил. Во всяком случае, если искать qui prodest, то в бенефициарах окажутся - оппозиция и все тот же режиссер Д. Егоров (Козицина ни при каком раскладе благоприобретателем не станет). Ну это тоже маловероятно, я бы даже сказал, вовсе фантастично. Наши оппозиционеры в театр не ходят. В лучшем случае - в кино или в цирк. Да и там не смеются по понятным причинам... Если бы не выборы губернатора и не Год культуры в 2014 году, я бы про эту версию и упоминать не стал. Впрочем, вполне логично после провала создания «очага напряженности» в сфере экологии перенести активность в другую социально-значимую область – культуры.

Версия третья - МЕРКАНТИЛЬНАЯ. Почему почти все театральные скандалы с обвинениями в адрес чиновников происходят накануне Нового года с его утренниками и "елками" для детей? Тут, я думаю, проблема - в области финансовой. Вот убежден в универсальности одного из законов Мерфи: "Всё, о чем вокруг говорится, это всё на самом деле о деньгах". Но для того, чтобы судить об этом, надо знать театральную кухню. Я ее не знаю. Понятно, однако, что детские спектакли в барнаульских театрах, куда свозят во время каникул детей со всего Алтайского края, - это в известном смысле важная социально-политическая акция краевой власти, ее ответственное и традиционно-знаковое социальное обязательство. Ну, как организация летнего отдыха детей, к примеру. А значит, очень удобное время для угроз и запугивания власти. Если хотите, шантажа.

Версия четвертая. ГЕРОИКО-ПАТЕТИЧЕСКАЯ. Якобы Козицина пострадала за свои убеждения и принципы, поскольку не подписывала какие-то бумаги, связанные с реконструкцией театра. Вполне допускаю, что построили МТА с какими-то недоделками, что часть денег разворовали. Но чтобы утверждать это категорически (а это серьезное обвинение!), надо иметь документы на руках. У меня их нет. Судя по всему, никто из нынешних инициаторов протеста их не видел. Если этим занимаются правоохранители, флаг им в руки и дождемся результатов. Однако вопрос: почему этот довод всплыл в публичном пространстве (в кулуарах я о нем слышал и раньше) только сегодня, спустя несколько лет после ввода театра в строй, и именно сейчас, когда обострилась коллизия с увольнением Козициной?

Если резюмировать. Не вижу никакого повода для раздувания скандала и эскалации конфронтации труппы театра с чиновниками. Кроме одного: личных амбиций режиссера и его круга, которые свои перспективы с краем не связывают.

А это пятая версия – ЛИЧНЫЕ АМБИЦИИ. Для капитализации своего имиджа, шантажа краевой власти, инкорпорирования в круг оппозиционно-околополитической столичной творческой тусовки и нужен был скандал, который Егоров грамотно срежиссировал, опираясь на опыт своих предшественников. Того же Золотаря. Вот и получается, что вместо творчества занялись в театре дешевым политиканством в расчете на поддержку фрондирующих коллег в Москве и нагнетание страстей в либеральной среде.

Еще раз оговорюсь. Это мое личное, сугубо субъективное и, вполне допускаю, в чем-то (хотелось бы верить – во многом!) ошибочное мнение. Не пытаюсь выступить апологетом власти, уверен, что в этой ситуации именно она должна проявить мудрость, ответственность и снисходительность. Даже если ее оппоненты таковые качества не демонстрируют. И если они есть, то признать свои ошибки. Но подытоживая свои оценки искренности оппонентов власти и не боясь быть обвиненным в цинизме и мизантропии, повторю слова К.С.Станиславского: «Не верю!»… Считаю, что во всей этой коллизии доминируют частные интересы и личные амбиции, весьма пристрастные и ангажированные суждения и мнения, нежели беспокойство об общем благе, интересах общества, отстаивание правды и справедливости.

Виля

В АЛТАЙСКОМ КРАЕ ВСЕ ДЕТСАДЫ ПЕРЕХОДЯТ НА ЭЛЕКТРОННУЮ ОЧЕРЕДЬ.

Краевые власти обещают, что до 1 января 2014 года электронная система учета детей дошкольного возраста она будет введена для всех дошкольников региона.

Новая система предназначена для виртуального приема заявлений граждан о зачислении детей в дошкольные образовательные учреждения и открытого и прозрачного процесса проверки очередности. Это позволит подать заявление, не выходя из дома, сократить живые очереди и сэкономить время родителей. При работе с электронной очередью заявитель может видеть место своего ребенка в единой очереди и самостоятельно отслеживать ход продвижения.

Как сообщают в Главном управлении образования и молодежной политики Алтайского края, портальная форма заказа услуги на Едином портале государственных услуг будет также создана в 2014 году. В тоже время электронная очередь уже введена для детских садов крупнейших городов Алтайского края - Барнаула и Бийска.

Виля

В АЛТАЙСКОМ КРАЕ РЕКЛАМНОГО СКЕЛЕТА ПРИРАВНЯЛИ К РЕЛИГИОЗНОМУ И ГОСУДАРСТВЕННОМУ СИМВОЛУ.

Реклама магазинов кожи с изображением скелета человека признана ненадлежащей во втором по величине городе региона – Бийске.

Комиссия управления Федеральной антимонопольной службы по Алтайскому краю 9 апреля признала ненадлежащей рекламу магазина «Барселона». Напомним, что в его рекламе («у ЦУМа, у МОСТА. Одежда из кожи»,) присутствовало изображение скелета человека, одетого в красную кожаную куртку. Дело по признакам нарушения рекламного законодательства было возбуждено Алтайским краевым УФАС по факту размещения данной рекламы в городе Бийске. К рассмотрению коллизии были привлечены эксперты из столицы края – Барнаула. Они усмотрели в рекламе угрозу общественной нравственности. По мнению экспертов, «использованное изображение скелета человека является непристойным и оскорбительным, а содержание рекламы нарушает общепринятые нормы морали и нравственности», что противоречит нормам рекламного законодательства.

По словам специалистов Управления ФАС, в соответствии с ч.6 ст. 5 Федерального закона «О рекламе», в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия.

К какой из категорий запретов относится краснокожий скелет – непонятно. Тем не менее антимонопольщики создали специальную комиссию, которая признала, что бийские кожторговцы нарушили вышеупомянутый закон. А потому «Барселона» заслуживает наказания. Между тем поскольку на момент рассмотрения дела рекламодатель самостоятельно устранил нарушение, антимонопольная служба решила предписание о прекращении нарушения не выдавать.

В общем, скелет, что называется, самоликвидировался, и скандальная коллизии рассосалась сама собой, не потребовав от власти применения карательных мер.

P.S. Когда уже разместил эту заметку и вроде бы поставил точку в этой трагикомической истории, из Бийска сообщили, что рекламный баннер со скелетом, одетым в куртку из красной кожи по-прежнему висит на том же самом месте. Более того у него братья появились - "зеленые человечки".  Похоже, торговцы кожей из "Барселоны" не только открыто выразили свое отношение к антимонопольной службе и закону, но и нанесли авторитету власти ответный удар. Говорят, бийчане теперь умирают со смеху над подставившимися чиновниками, которых ушлые торговцы обвели вокруг пальца.

Виля

ЗАПРЕТ ВЕСЕННЕЙ ОХОТЫ, ИЛИ НА ЗАРЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ.

В Алтайском крае запрещена весенняя охота на водоплавающую дичь и ограничен срок охоты на боровую.

Забавно, что экологов в этом году неожиданно поддержали краевые власти, ранее под разными предлогами, в том числе ссылаясь на общественное мнение, отказывавшие настоятельным требованиям экологической общественности. Оно и понятно. С давних времен охота считалась чисто чиновничьей забавой, этаким корпоративным хобби российского крапивного семени. Достаточно вспомнить, сколько их погорело на этих охотах! Сколько удачных карьер загублено! А они каждый год – все туда, на охоту. Да нашим чиновникам надо было бы самим давно ее запретить, от греха подальше. И вот свершилось…

Конечно, мотивировки принятия исторического решения – другие, сугубо тривиальные. Как поясняют власти, постановление администрации Алтайского края принято в целях сохранения репродуктивного потенциала данных видов птиц. Мониторинг за популяциями водоплавающих птиц показывает неуклонное сокращение численностей гусей и уток, гнездящихся на территории края, а также нестабильность численности глухаря и тетерева, сообщает управление охотничьего хозяйства Алтайского края. Вот и запретили охоту на водоплавающую дичь. Охота на боровую дичь также запрещена. Правда, все-таки разрешено охотиться на боровую дичь  27-28 апреля текущего года. То есть два дня отвели на отстрел братьев наших меньших.

IMG_0019

Лебеди на незамерзающем озере в Советском районе Алтайского края. Зима 2013 года.

Напомним, в целях обеспечения права каждого человека на благоприятную окружающую среду Указом Президента Российской Федерации 2013 год объявлен Годом охраны окружающей среды. Общественная палата Алтайского края, выражая мнение населения края, поддержала предложение о запрете весенней охоты.

И вот что важно, на мой взгляд. Это беспрецедентная открытость, которую продемонстрировала власть в обсуждении этой проблемы. Пока экологи собирали подписи (а подписались под обращением к власти о запрете весенней охоты более 9 тыс. человек), власть опубликовала проект своего постановления в размещен в новом интерактивном разделе на официальном сайте региона. Любой посетитель мог в течение нескольких дней высказать свое мнение по поводу проекта этого документа. Для того чтобы оставить свой комментарий в разделе, необходимо заполнить специальную форму, в которой следует указать свое имя, возраст, род деятельности, место проживания, контакты (электронный адрес или телефон). Чиновники обещали учесть все поступившие предложения при подготовке документа к подписанию. Поступило беспрецедентное количество комментариев, мнений, предложений и оценок – 841 (!).


Тема весенней охоты несколько раз обсуждалась на «круглых столах», совещаниях в администрации края. Но главное – это, конечно, публичная, открытая дискуссия, развернувшаяся в Интернете. Кстати, в это году началось регулярное интерактивное обсуждение законопроектов краевой власти. Первым таким законопроектом, не вызвавшим, правда, резонанса, стал закон «О бесплатной юридической помощи в Алтайском крае». Сейчас, увы, тоже без особого энтузиазма, граждане обсуждают важнейший, между прочим, закон «Об образовании в Алтайском крае».

Понятно, что границы применение электронной демократии весьма нешироки. Да и не стоит идеализировать электронную форму волеизъявления граждан. Однако это вполне цивилизованная и современная форма выражения общественного мнения, ничуть не хуже, к примеру, митингов и демонстраций, столь любимых оппозицией. Другое дело, что такого рода обсуждения в Сети должны быть, на мой взгляд, как-то регламентированы. Пообещать «учесть все поступившие предложения» и реально это сделать – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Такая страничка на офциальном сайте региона со временем вполне могла стать основой, базой развертывания виртуальной площадки для полноценного выражения общественного мнения Алтайского края, проведения референдумов и т.д.

А результативный опыт сотрудничества власти с экологами, общественниками, по сути зачастую выступающими оппонентами краевой администрации, в этом сюжете с запретом весенней охоты показывает, что потенциал для такого взаимодействия есть.





Виля

ХУДОЖНИКИ И ВЛАСТЬ

Алтайское отделение Союза писателей СССР в годы своего расцвета.

Съемки происходили в конце 70-х годов, когда писательскую организацию возглавлял Лев Израилевич Квин. В Барнауле приезал 1-ый секретарь СП СССР, член ЦК КПСС Георгий Марков. Он тогда выдвигался в очередной раз в Верховный Совет СССР от Алтайского края, куда и приехал. В крайкоме партии, где тогда 1-ым секретарем был Николай Аксенов, в малом зале состоялась встреча Маркова с алтайскими писателями. В зале стоял особый зигзагообразный стол для совещаний, змейкой. Он потом, после ликвидации крайкома КПСС,  был установлен в малом зале администрации, где обычно проходили совещания чиновников уже новой, некоммунистической власти и пресс-конференции. Через несколько лет, накануне крутых перемен и Перестройки,  Аксенов скончается от сердечного приступа. Поговаривали, что он покончил с собой, лишившись доверия в Политбюро и ЦК. Что в его сейфе в служебном кабинете после смерти нашли большую сумму денег. Позже в доверительной беседе секретарь крайкома (по идеологии) Александр Невский категорически опроверг эти слухи. Георгий Марков в 1989 году в разгар Перестройик под давлением писателей-"перестройщиков" добровольно ушел с поста руководителя СП СССР, а после августа 1991 года и начавшегося распада СССР скончался в возрасте 80 лет. Среди аппаратчиков крайкома и Георгий Чернышов, отец нынешнего борца с коммунизмом и либерального профессора, декана факультета политических наук АлтГУ Юрия Чернышова, который радостно и энергично ниспровергал все то, строительству чего отдал жизнь его отец.

Ушла великая эпоха. А с ней ушли и люди, достойные ее масштабов, прожившие трагическую и счастливую жизнь. А главное - любившие ее...

писатели 001

 Стоят (слева направо): Эвальд Каценштейн, Геннадий Панов, Иван Кудинов, Николай Черкасов, Виктор Сидоров, Николай Дворцов, Петр Бородкин, Евгений Гущин, завотделом культуры крайкома КПСС Георгий Чернышов.
Сидят (слева направо): Марк Юдалевич, Лев Квин, секретарь крайкома партии по идеологии Александр Невский, секретарь Союза писаталей СССР Георгий Марков, 1-ый секретарь Алтайского крайкома КПСС Николай Аксенов, Георгий Егоров, Виктор Попов, Николай Павлов.

Из всех сфотографировавшихся сегодня живы только Марк Юдалевич (95 лет) и Иван Кудинов (81 год).